Коронавирус в Крыму - все новости по теме

 

Врачей пермского Перинатального центра обвиняют в смерти пациентки

8929
Дата публикации: 
19/09/2019 - 20:44
Обновлено: 
19/09/2019 - 20:44

В Ленинском районном суде Перми началось рассмотрение уголовного дела в отношении заведующей отделением патологии беременности стационара Пермского краевого перинатального центра (ПКПЦ) Ольги Капизовой и врача акушера-гинеколога Марины Песковой.

Их обвиняют в смерти женщины на 27-й неделе беременности. В поддержку врачей выступили коллеги, включая президента Междисциплинарной ассоциации специалистов репродуктивной медицины Виктора Радзинского.

Беременная двойней пациентка в ноябре 2017 года поступила в акушерское отделение патологии беременности перинатального центра в начале ноября 2017 года. В течение месяца она находилась там и получала сохраняющую антибактериальную терапию. Однако, 3 декабря состояние женщины резко ухудшилось - возникли рвота, боли в животе, озноб, повышенная температура тела. Затем начался сепсис и пациентка скончалась.

В ходе расследования уголовного дела было проведено восемь экспертиз.  В экспертном заключении НМИЦ акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова (копия есть у Vademecum) отмечается задержка перевода пациентки в реанимацию, которая могла случиться «на несколько часов раньше». К аналогичным выводам пришли и эксперты ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Оренбургской области, которые в числе прочего заметили: руководство Пермской краевой клинической больницы, в состав которой входит перинатальный центр, решило транспортировать пациентку в хирургическое отделение этой же больницы на другой конец города, невзирая на тяжесть состояния женщины.

Экспертизу качества оказанной медицинской помощи проводили также Росздравнадзор и Минздрав Пермского края. Эксперты министерства обнаружили, что  клиническая картина была описана в медицинской документации недостаточно полно и даже с искажениями. Например, при осмотре не подсчитывалась частота дыхательных движений, не проводилась пальпация живота.

«Записи не внушают доверия – при температуре 39,6 не может быть в 7 часов утра «диурез в норме». А обход в 8.00 при констатации крайне тяжелого состояния, тем не менее, не увенчивается формулировкой диагноза. Хорошо известно, что опоздание с антибактериальной терапией на один час уменьшает шансы на выживание на 5%. От начала манифестации септического процесса до санации очага прошло около 12 часов», - сказано в заключении.

Следственный отдел по Ленинскому району Перми СУ СК РФ по Пермскому краю 17 января 2019 года вынес постановление о назначении повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы в ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» (РЦСМЭ). Эксперты пришли к другому выводу: дефекты в оказании медицинской помощи женщине были допущены не на экстренном этапе, а на плановом, еще в отделении патологии беременности. 

В частности, Марина Пескова, по мнению экспертов, выбрала неверную, консервативную, тактику лечения, тогда как требовалось оперативное вмешательство. Ольга Капизова, соответственно, этот момент не проконтролировала, считает следствие. В отношении них возбудили дело по ч.2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). 

Коллеги врачей с обвинениями не согласны. 

«Заключение эксперта, который написал, что если бы женщине наложили шов на шейку матки, то инфекция из влагалища не попала бы внутрь, — это полный бред. Ведь известно, если наложен механический шов, то инфекция распространяется по-другому. Когда я читал это заключение, меня не покидала мысль: «А заканчивал ли этот эксперт медицинский институт? Кто его аттестовал?» Почему он делает такие выводы и не учитывает тот факт, что мир пока не имеет доказанных данных о возможности продолжения беременности в случае угрозы ее прерывания при многоплодной беременности путем наложения шва, - говорит заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом неонатологии РУДН, профессор Виктор Радзинский, также предоставивший экспертное заключение по делу.

Он указывает на наличие противопоказаний для проведения операции. «Во-первых, наличие двойни. Во-вторых, самое главное – у пациентки были воспалительные изменения, подтвержденные лабораторно, и ей эту манипуляцию проводить было нельзя. В данном заключении я вижу полное непонимание современного инфекционного процесса, как возникают молниеносные формы сепсиса. Я предполагаю, что большую роль сыграло упорство следователя, который принял эту экспертизу за основную линию обвинения. Но надеюсь, что суд, кроме того, что выслушает и сторону защиты, и представителя обвинения, еще изучит другие экспертизы и вынесет справедливое решение», - сказал он Vademecum.

По словам заведующего кафедрой акушерства и гинекологии Пермского ГМУ Михаила Падруля, в материалах уголовного дела намеренно не учтены заключения Виктора Радзинского, а также главного акушера-гинеколога Приволжского федерального округа Минздрава РФ Фарида Фаткуллина, так как они напрямую противоречат линии обвинения. Защита не раз ходатайствовала о проведении новой повторной комплексной экспертизы, но в этом ей было отказано. «Ситуация с судом над врачами сегодня выглядит так, что врачей просто отдали на «съедение» судебной системе», - считает Падруль.

Источник: vademec.ru

 

Ваше мнение

Пациенты инфекционной больницы Севастополя 5 часов находились в палате с трупом

2899
Дата публикации: 
29/10/2020 - 09:45
Обновлено: 
29/10/2020 - 09:48
Пациенты инфекционной больницы Севастополя 5 часов находились в палате с трупом

Пациентам севастопольской инфекционной больницы пришлось находиться с телом мёртвого мужчины в душном боксе для больных COVID-19 в течении 5 часов. Инцидент попал на видео.

«Вот, лежим здесь вдвоём. Были втроём. А теперь стали вдвоём. Вот, пожалуйста, дед ласты склеил», - сказал один из пациентов на видео.

По словам Владимира, накануне вечером пожилой человек просил о помощи. Однако к нему так никто и не подошёл. А в 7 утра 28-го октября он умер. Причину смерти им не назвали. 

«Вчера мучился, кричал. Я вызывал кого-то, говорил: «Помогите, он что-то просит». Но никто так и не среагировал. И мы вместе с этим трупом здесь, в этом боксе, который 2 на 2 находились. Позвать никого не можем, на сигнал нажимаем – никто не реагирует. Мы в закрытом виде никуда выйти не можем», - сообщил Владимир Вайнер.

Позвать на помощь удалось лишь к полудню — спустя 5 часов, - утверждает Владимир Вайнер. Всё это время двое мужчин стучали в окна, пытались докричаться до проходящих мимо людей. Нажимали и кнопку вызова врача, но, как говорит Владимир, никто не приходил. В течение нескольких часов не было и планового обхода. В конце концов, пациентам удалось привлечь внимание. Жестами они показали сотруднику больницы — что в их боксе умер человек.  

«Только одна девочка пришла – сестричка. Она сделала ему электрокардиограмму. Мёртвому человеку сделала кардиограмму. Представляете? Ушла и потом приходит через полчаса и говорит: «у меня кардиограмма показывает, что он живой». Я говорю: «ты что, милая, он уже давно остыл, сколько времени прошло. Вообще кошмар, как будто на фронте в окопе», - добавил пациент инфекционки.

Тело мужчины из палаты в итоге забрали. Но больничная койка осталась нетронутой и дезинфекцию никто сразу не сделал, — рассказал Владимир Вайнер. 

«Я лежал раньше в больнице, там как: утром пришли – градусники дали, узнали температуру, давление померили, врач сразу же назначил всё и так каждый день. Здесь вообще такого нет. Мы просто сами себе предназначены. Мы сами выпрашиваем, говорим», - завершил он.